Екатеринбург, ул. 8 Марта, 21

Офис ИТС вновь принимает туристов

+7 (343) 2222-44-5

its@ekburg.ru

Связаться с нами

«Городок чекистов», «Исеть», «Мадрид», «Белая Башня» и другие шедевры архитектуры конструктивизма

17 июня

Дитя советской эпохи и социалистической идеологии, конструктивизм родился в 1915 году и существовал в течение первой половины 1930-х, сначала в СССР, а затем и в некоторых других странах, таких, как Германия (Баухаус) и Голландия (Де Стейл). В первые пятилетки стиль стал фактически доминирующим в архитектуре молодой страны Советов, государственным. А Свердловск (Екатеринбург) и ныне признан своеобразной столицей конструктивизма на просторах бывшего СССР. Неудивительно, ведь именно на Урале сформировался один из мощных центров индустриализации, с которой конструктивизм связан идейно и практически. И, правда, ведь не в изящных же классицизме или барокко строить фабрики, заводы, новые советские учреждения и жилые дома. Новая жизнь требовала новых форм. А одна из главных идей конструктивизма как раз — слияние формы и функции… Причем, стиль этот явно опередил свое время, не получив должного признания и по сей день, 80 лет спустя. При этом такие величайшие мастера мира, как Заха Хадид, Питер Айзенман, Рем Колхас еще в 1970-80-е говорили о серьезном влиянии на их творчество советского авангарда. Проекты Мельникова, Леонидова, Гинзбурга, Чернихова, братьев Весниных стали интернациональным наследием, хотя при этом продолжаются попытки это наследие уничтожать. В Екатеринбурге конструктивизма много. Мало того, есть музей-квартира конструктивизма, экскурсии, посвященные этой теме, есть даже украшения, воспевающие знаменитую Белую башню или полукруг гостиницы «Исеть».
Начнем с «нулевого километра». Точнее, конечно, Главпочтамта, возле которого он расположен. Изначально он назывался Дом связи, строился по заказу Наркомата связи. В 1933 архитекторы Вениамин Соколов и Константин Соломонов спроектировали не просто главное почтовое ведомство Свердловска. В здании размещались почтовое отделение, междугородняя телефонная станция на 10 тысяч абонентских номеров, телеграф, а также… детский сад, ясли, комнаты для кружковой работы. Был даже радиотеатр на 800 мест, где можно было культурно отдохнуть и послушать последние известия. Удивительно, но Главпочтамт, стоящий и правда в самом-самом центре Екатеринбурга, смотрится вполне современно и — продолжает выполнять свою работу. (Пр-т Ленина, 39. Годы постройки: 1929-34).
Тот же Вениамин Соколов, выпускник Санкт-Петербургской академии художеств, спроектировал и знаменитый романтический кораблик спортивного комплекса «Динамо». Дом физкультуры имеет округлый фасад, чье сплошное застекление добавляет ему сходства с кораблем. Остроугольный выступ эркера напоминает нос судна, глухие балконы боковых фасадов — спасательные шлюпки, надстройка над главным павильоном выглядит капитанским мостиком. В 1930-е над зданием возвышались высокие радиоантенны, похожие на корабельные мачты. Потом их убрали. «Убрать» в 1980-е власти планировали и сам кораблик «Динамо», планируя построить на его месте памятник погибшим в Великой Отечественной. К счастью, свердловская общественность и тогда обладала должным самосознанием и упрямством, отстояв один из символов города. Сегодня бело-голубой кораблик «Динамо» стоит на балансе Министерства внутренних дел и не блещет следами тактичной и эффективной реконструкции. Большинство интерьеров утрачены в процессе ремонтов. Но он стоит, украшая екатеринбургский пруд! (ул.Еремина, 12. Годы постройки: 1931-34).
Дом печати давно уже является таковым лишь номинально. Здание спроектировал выходец из Москвы Георгий Голубев, позже ставший главным архитектором Свердловска. Здесь с момента основания, 1926 года, расположилась одна из старейших типографий на Урале — «Уральский рабочий». Голубев задействовал практически все конструктивные особенности, ставшие классическими для стиля: широкие ленточные окна по всей длине здания, широкий закругленный фасад, опирающийся на столб, лестничные клетки, вынесенные за пределы здания в полукруглые, застекленные «стаканы». Однако в данном случае такая конструкция была обусловлена назначением здания: цеха типографии должны быть отлично освещены в течение всего дня. Три нижних этажа здания занимала типография, на четвертом размещались издательство и редакции газет «Уральский рабочий», «Вечерний Свердловск», «На смену!», а также фотохроника ТАСС. Во время Великой Отечественной войны сюда был эвакуирован Союз писателей СССР, в легендарном конструктивистском доме работали Лев Кассиль, Ольга Форш, Мариэтта Шагинян, Агния Барто, Алексей Новиков-Прибой, Ольга Форш. По инициативе секретаря Союза писателей Александра Фадеева в типографии разместился Литературный центр организации. В 2010-м в Доме проходила первая Уральская индустриальная биеннале, теперь же здание арендуют многочисленные кафе, рестораны, большой книжный магазин и крупный ночной клуб под названием «Дом печати». Большая часть помещений, тем не менее, пустуют. (пр-т Ленина, 51. Годы постройки: 1929-30).
Одно из самых знаменитых произведений архитекторов Вениамина Соколова и Ивана Антонова в Свердловске-Екатеринбурге — «жилой комбинат НКВД», прозванный в народе «городком чекистов». Согласно заветам коллективизации, советский человек должен был обедать в фабрике-кухне, а мыться — в общественной бане. Именно поэтому в бывшей «общаге» нет кухонь и ванных комнат. Нынешние жильцы отводят под них какую-то из жилых. Архитектурная доминанта комплекса, включавшего в себя жилые здания, дом культуры, поликлинику и детсад, конечно, полукруглая гостиница «Исеть». С высоты птичьего полета она напоминает серп, а окаймляющий ее Уральский краеведческий музей (бывший Дом культуры им.Серго Орджоникидзе) исполняет роль «молота». Официального подтверждения такому смыслу нет, но мы знаем, что подобное сооружение есть, например, в Самаре, где в 1930-32 г.г. архитектор Екатерина Максимова спроектировала фабрику-кухню, формой очень похожую на наш «городок чекистов». А также — на серп и молот, если смотреть с аэроплана, что было характерно для эпохи «летающего пролетария». Наш «городок чекистов» имеет и несколько жилых домов, чей разворот на 10 градусов относительно красной линии улиц создает уникальный ритм и динамику пространства. На первом этаже гостиницы «Исеть» в советское время располагался легендарный ресторан «Уральские пельмени», превратившийся сейчас в «Фабрику-кухню». Всевозможные сорта пельменей здесь подают, как и прежде. А вот сама «Исеть» давно пустует.
(Квартал ул.Ленина-Луначарского-Первомайская-Кузнечная. Годы постройки: 1929-36).
Музей истории и археологии Урала заслуживает отдельного внимания. Некогда здесь находился ДК им.Дзержинского, а кроме того еще и столовая. Жильцы попадали туда из своих домов по специальному переходу и необычной винтовой лестнице, чье балочное перекрытие оформлено в виде звезды. Лестница, наперекор правилам, направлена против часовой стрелки. Говорят, что меню столовой зачитывали по внутреннему радио, а сам клуб был местом для свидания молодых чекистов, среди которых было много холостяков. В начале 1990-х здание передали Свердловскому областному краеведческому музею, переехавшему сюда из церкви Вознесения, ее возвратили РПЦ. Драматург Николай Коляда, чья первая сцена в 2004 году находилась как раз в подвале здания, рассказывал и про огромный тир длиной 100 метров со скошенным потолком, снижавшийся к концу до полуметра. Сейчас в Краеведческом музее можно увидеть старейшую в мире деревянную скульптуру — Шигирского идола, чей возраст около 11 тысяч лет, а также, например, 3D-реконструкцию дома Ипатьева. А вот авангардных интерьеров после реконструкции, увы, не осталось. (пр-т Ленина, 69/10. Годы постройки: 1929-36).
Напротив «Городка чекистов» находится другой памятник конструктивизма — торговый комплекс «Сити-центр». Надо сказать, многочисленные «бутики» заполнили помещение бывшего Клуба строителей и Свердловской киностудии. Здание довольно типично для 20-х: плоская крыша, широкие лестницы, переходы из помещения в помещение, теперь утратившее свои благородные функции. Внутренний интерьер искажен до неузнаваемости, фасад здания сохранился, но он не слишком заметен из-за обилия наружной рекламы. Клуб имел кинотеатр, театр, буфет, секции и кружки, лоджии, служившие смотровыми площадками, паровое отопление. Во время войны сюда «заселилась» юная Свердловская киностудия, выпустившая в военном 1944 первый — художественный! — фильм: музыкальную комедию по мотивам австрийской оперетты «Сильва». (пр-т Ленина, 50. Годы постройки: 1929-33) 
Совсем недалеко от Екатеринбургской мэрии располагается здание бывшего акционерного общества «Союзхлеб». Последним обитателем объекта культурного наследия был Свердловский завод медпрепаратов, но уже довольно долго здание пустует и находится в запущенном состоянии. Есть даже предположение, что его «доводят» специально, освобождая место под точечную застройку… Входные помещения расположены диагонально, центральная лестница ведет на второй этаж с коридорным типом планировки. Внешне дом напоминает танк или корабль, что также характерно для конструктивистских построек. Уральский «бэнкси» художник Тимофей Радя поместил в окнах бывшего «Союзхлеба» свою композицию «Вечный огонь», посвященную участникам ВОВ. (пер.Банковский, 9. Годы постройки: 1928-29).
 
Гости города всегда обращают внимание на маленький самолетик (спортивный ЯК-55) на крыше необычного круглого здания. Бывший Дом обороны или ДОСААФ (добровольное содействие армии и флоту) построен в начале 1930-х, тогда же, когда и кораблик стадиона «Динамо». Место выбрали бойкое, бывшую «толкучку» возле церкви Максимилиана Лейхтенбергского или Большого Златоуста, взорванного в 1930-е. Планировалось, что комплекс займет весь квартал, а архитектурной доминантой его станет стадион, расположенный под гигантским куполом. Но возвести смогли только клуб и учебный корпус. Клуб, как и стадион «Динамо», напоминает корабль. При желании можно подняться по внутренней лестнице со сплошным остеклением. Занятно, что, как и в прошлой жизни, внутри находится нечто вроде барахолки (second-hand), а также ресторан. (ул.Малышева, 31Д. Годы постройки: 1930-34).
 
Ну. вот мы и добрались, наконец, до упомянутого выше легендарного архитектора с мировым именем Моисея Гинзбурга. Удивительно, но дом, построенный по его проекту, неопытный человек может и не заметить. Мы ведь уже говорили, что конструктивистские постройки смотрятся на редкость современно. Так и бывшее общежитие для малосемейных. Образ дома, построенного по принципу универсального механизма, где быт максимально упрощен и обобществлен, вдохновлен идеями Ле Корбюзье. Ленточные окна, плоская кровля, железобетонный каркас и возможность изменения планировки. Но если этот мечтатель реализовал свои идеи лишь в послевоенные годы, советские авангардисты воплотили их в жизнь раньше. Экспериментальные дома-коммуны включали в себя все необходимое: столовые, прачечные, ясли и детсады. Это должно было избавить женщину от домашней работы. Поначалу первого этажа у общаги не было, согласно заветам Ле Корбюзье, сделали свободный проход во двор, здание как бы висело на железобетонных колоннах. На последнем этаже находилась терасса для принятия солнечных ванн. К 1940-м первый этаж лишился своей оригинальности: его построили и отдали площади театру «Волхонка» и магазину. А к 1970-му заложили и зону бывшего солярия. Так здание и превратилось в почти обычный, ни чем (кроме ленточных окон) не выделяющийся дом. Однако, лишь внешне. Моисей Гинзбург разработал и применил сначала в Москве, в доме Наркомфина, а затем и в Свердловске «жилую ячейку типа F». Это двухуровневая квартира, где за счет высоты в спальной зоне, прихожей и ванной, в доме получается один общий коридор, обслуживающий два этажа. Жилая ячейка получилась большой по площади и просторной по объему. Сегодня в «эффах» расположены офисы и мастерские членов Союза писателей. (ул.Малышева, 21/. Годы постройки: 1930-33).

Много «конструктива» и в индустриальном сердце Екатеринбурга — на Уралмаше. Само здание заводоуправления построено группой архитекторов во главе с Петром Оранским, молодым выпускником Ленинградского архитектурного института. Фактически он создавал соцгород в городе. Лучи улиц сходятся на площади Первой Пятилетки, у проходной завода. Заводоуправление представляет собой сложную композицию из параллелепипедов с планом в виде буквы F. Фасад ассиметричен, внутренняя планировка коридорная, с залами. Вопреки канонам стиля, здание возведено из кирпича, а не из железобетона, перекрытия деревянные. Со временем заводоуправление было соединено переходами с комплексом НИИ Тяжмаш, обретя внутренний двор. Хотя в целом внешний вид здания с годами практически не изменился. (ул. Машиностроителей, 19а. Годы постройки: 1933-35).

Идея создания фабрики-кухни для рабочих Уралмашзавода принадлежала его первому директору, управляющему «Уралмашиностроем»  Александру Банникову. Он мечтал построить огромную фабрику питания на 100000 блюд в сутки, хотя к концу строительства необходимость в ней отпала, столовые были в каждом цеху. Проктировали ДК «Уралмашзавода» Валерий Парамонов и Моисей Рейшер при участии Белы Шефлера, немецкого еврея, позже репрессированного. Отказавшись от идеи фабрики-кухни, перепроектировали здание под ДИТР (Дом инженерно-технических работников), со зрительным залом на 1000 мест, помещениями для клубных занятий, танцзалом, детским клубом, библиотекой, кинозалом. ДИТР был открыт в 1937-м и вскоре переименован в Клуб имени Сталина. В 1956 его переименовали в ДК УЗТМ. В 2008 здание горело, сегодня выжившие его части отданы под кружки и секции. От прошлой жизни остались хрустальные люстры, картины в стиле соцреализм, бархатные портьеры и лестница из положенного мозаикой мрамора. (б-р Культуры, 3. Годы постройки: 1929-35).
 
 Немецкий архитектор еврейского происхождения Бела Шефлер, выпускник немецкой архитектурной академии Баухаус, участвовал и в проектировании знаменитой гостиницы «Мадрид». Он приехал в СССР на рубеже 1920-30-х, чтобы помогать в строительстве рабочих поселков при крупных заводах. В 1942 году расстрелян чекистами как «агент спецслужб Германии», что было полным бредом, учитывая отношение нацистов к евреям. Фасад «Мадрида» выходит скошенным углом на Площадь Первой Пятилетки. Здание неизменно притягивает к себе взоры, выделяясь как архитектурными «излишествами» — на фоне прочих суровых конструктивистских построек, так даже и цветом. Здесь необычный главный вход, поэтажные балконы. Мало того, во второй половине 1930-х конструктивистский фасад дооформили элементами неоклассики: пилястрами, декоративными элементами. Комнаты внутри украшены лепкой, снаружи полно архитектурных «излишеств» и — советской символики. В целом стиль гостиницы «Мадрид» близок к постконструктивизму и эклектике. Несколько раз возникали проекты реконструкции и использования бывшей гостиницы, но воз и ныне там. Состояние здания — плачевное, оно пустует. (б-р Культуры, 1. Годы постройки: 1928-35).

Расположенную на Уралмаше «Белую башню» знают не только в Екатеринбурге, сооружение это знаковое. Здесь и вправду форма подчинена функции, башня водонапорная, спроектированная молодым, 24-летним Моисеем Рейшером в 1929 году. Это первая железобетонная конструкция на Урале, при производстве бака впервые вместо клёпки использовалась электросварка. Бак к моменту постройки был самым большим в мире (!). В 1960-м башню прекратили использовать по назначению, с тех пор она служит культуре. Летом здесь устраивают лекции, концерты, экскурсии, фестиваль архитектуры «Белая башня». Творческая молодежь продолжает искать варианты использования уникального памятника архитектуры, жемчужины конструктивизма. Сравнительно недавно под эти благородные цели был выигран международный грант. (перекресток ул.Донбасской и Культуры. 1929 г.)

Предыдущая Следующая